«Окна»: пьеса Дмитрия Ермоловича-Дащинского, в которой театр абсурда разворачивается в декорациях шумного постсоветского двора

В пьесе «Окна» Дмитрий Ермолович-Дащинский рисует постсоветский разъятый мир, в котором изобретатели работают бок о бок с говорящими котами и клоунами, а тесное соседство рождает не только радость хорового пения, но и жалобы в ЖЭС.


Про автора:
Дмитрий Ермолович-Дащинский (р. 1986) — театральный критик, историк театрального искусства, квир-исследователь, поэт и драматург.

Про пьесу:
Двор с огнями одноцветных окон — один из символов советской культуры, навсегда уходящей вместе с ее носителями. Обрывки поэтических строк и диалогов квир-человека с ментальными особенностями, мечтающего о театральной сцене [речь о черновиках Александра Бохана — прим. ред], покорили меня романтизмом и хармсовской иррациональностью, правдивостью замеченных деталей и бескомпромиссностью графически очерченных эпизодов. Для меня эта жестокая сказка немыслима без музыки, как без надежды.

Дмитрий Ермолович-Дащинский

Окна

Сказка для взрослых в жанре мюзикла абсурда

Либретто Дмитрия Ермоловича-Дащинского

по мотивам черновиков Александра Бохана


Действующие лица:
Даша
Клоун
Мама
Изобретатель, он же Ганеша
Жена изобретателя
Старик
Участковый
Интеллигент
Говорящий кот
Бомж, он же Святой Иосиф
Убогая, она же Дева Мария
Бабушки-близнецы
Кришнаиты
Соседи – живые и мертвые

Действие I

Сцена представляет собой двор-«колодец», окруженный со всех сторон домами, которые все состоят из больших и малых, хаотично разбросанных окон.
Синие сумерки. Статуя на мраморном пьедестале в центре двора оживает, как только на нее падает луч прожектора. Это Клоун-мим, в руках у него связка цветных воздушных шаров. К нему со всех сторон сходятся люди – жильцы окрестных домов. Вокруг Клоуна собирается целая толпа.
В противоположных окнах Даша и Изобретатель наблюдают за тем, что происходит внизу. Даша с восторгом смотри на Клоуна, Изобретатель сдержан.

ПЕСНЯ КЛОУНА (поет, раздавая воздушные шары)

1. Кому подарим в день ненастный
Вот этот красный?
А этот, серебристо-белый –
Тому, кто смелый!

Припев:
Шары летят в пустое небо,
В Париж, Нью-Йорк, Аддис-Абебу,
Шары летят в пустое небо,
А люди просто есть хотят!
Толпа: Шары летят в пустое небо,
А люди просто есть хотят!

2. Шары зеленые, конечно,
Для всех успешных,
А этот, золотисто-желтый,
Для всех влюбленных.

Припев (Клоун и толпа).

3. А розовый кому подарим?
И синий – даром!
Шар голубой, такой прекрасный –
Тебе, несчастный!

Припев (Клоун и толпа).

Раздав все шары, Клоун теряется в толпе, которая постепенно расходится. Не видны в окнах фигуры Даши и Изобретателя. На сцене остается только Интеллигент с белым воздушным шариком.
Темнеет. В окнах зажигается желтый электрический свет. На сцену выходит Кот.
ИНТЕЛЛИГЕНТ. Мне бы выйти в пустое окно, в этот вечер предавшись унынию. Мне бы свой истерзанный скелет повесить в шкафу, будто изношенный камзол. Как в эту ночь сияют лужи!.. Котик, скажи, милый, за решеткою окон есть еще Человек?
КОТ (прикрыв глаза, умываясь лапкой). Ты перепутал. Человек – дороже золота. Человека здесь нет.

РОМАНС ИНТЕЛЛИГЕНТА

1. Там, в черных небесах восходит
Могильный месяц восковой,
И толпы улицей проходят (2 раза)
По серым ребрам мостовой.

2. Из пластика и пластилина
Идут в толпе – плечо к плечу.
Разрушить механизм машины, (2 раза)
Движенье прекратить хочу!

3. Им не принять души усталой,
Но я люблю их всё равно.
Чужая боль своею стала… (2 раза)
Я погибаю от неё!

Становится совсем темно. В окнах домов гаснет свет. Интеллигент и кот скрываются в ночи. В темноте загорается одно окно, где появляется Даша. Во двор выходи с игрушечной собачкой на поводке Старик. Даша с любопытством смотрит на щенка.

ДАША. Это собака или собак? Он от любви родился или так?
СТАРИК. Девочка, нравится моя собака? Я тебе с пенсии куплю дога! Терьера! Питбуля! Да… А пока вот... Увы, всё, что могу... (Протягивает Даше петлю веревки.)
Даша разыгрывает повешение.
ДАША (декламирует).
В небе смятение – так не должно быть:
Сцена для взора, не для падения.
В сцене нет дыр – всё заколочено,
Лица – колоннами, песней безумия.
Слово срывается в пропасть бездонную...
(Не держит голову.) Слово срывается в пропасть бездонную...
МАМА (заспанный голос из глубины комнаты). Даша, верни дедушке его галстук!
Даша бросает старику веревку и исчезает в проеме окна. Старик уходит. В полумраке сцены плетется Интеллигент. Останавливаясь, он задумчиво смотрит в пустое окно, что ярко светит в ночи.

ПЕСНЯ ИНТЕЛЛИГЕНТА

1. Уходя, словно просят прощенья,
Люди, вырванные из газет,
Не кончается их общение
В ярком зареве мертвых планет.

Припев:
Их дрожание мне знакомо.
Я – лишенный своей половины.
Я, последний хранитель дома,
Отрекаюсь от пыли старинной.
Я устал, отдохну, пожалуй…
Я прощаю, я всех прощаю…

2. Меж толпы, через лунную слякоть
Я узнаю его лицо…
Уходя, словно просят не плакать,
Люди, вырезанные из снов.

Припев.

Свет в огне гаснет. Сцена освещается лучами двух прожекторов, словно фарами милицейской машины. Как тень нам стене, появляется Участковый в форме офицера SS.
УЧАСТКОВЫЙ. Доброй ночи. Вы – нарушитель спокойствия?
ИНТЕЛЛИГЕНТ (робея перед тенью, которая незаметно растет). Видите ли, все уже спят. А вчера здесь такое творилось! Из окон выпадали люди!.. Я здесь просто живу. У меня квартира на третьем этаже.
УЧАСТКОВЫЙ. В этом доме? Участок подлежит сносу. Документы ваши, пожалуйста.
ИНТЕЛЛИГЕНТ. Сейчас... Должны быть... (Ищет в карманах.) Я их дома оставил.
УЧАСТКОВЫЙ. Понятно. Потрудитесь, пожалуйста, посмотреть мне в глаза. (Запрокидывает голову задержанного своими мощными руками.) У вас синие-синие, холодные глаза, врезанные в неповторимую, бледную, как мертвенный звездный свет, костяную голову. Весна приближается, мой милый, беззаботный друг, весна в каждой пульсирующей жилке, в каждом задорном стебле. Я лишь виноградарь, собирающий спелый, красный, залитый солнечным светом виноград. Я пробую восхитительный аромат свежих ягод, прокусывая косточки. (Резко отстранившись.) Тест крови на содержание алкоголя. (Припадает к шее жертвы, которая тяжело вздыхает и, захлебнувшись кровью, пульсирует и стонет. С повисшим на руках Интеллигентом резко отстраняется назад.) Что я наделал? Что я надел? Вновь предался слабости при исполнении и испачкал мундир. (Слегка припав к жертве.) Но ты, мой дорогой ягненок, ты ведь простишь мне эту небрежность? Твой взгляд по-прежнему отрицает, но губы соглашаются. Губы, которые так нуждаются в ласке... (Целует в губы. Задохнувшись, Интеллигент падает на асфальт. Вытирая мокрый лоб, сообщает по рации.) Четырнадцатый! Прием!Всё спокойно. Ложный вызов. Да-да, участок нежилой. Возвращаюсь на базу. (Бережно укладывает мертвое тело в мусорный бак, завернув его в целлофан).
Участковый уходит. Сцена погружается во тьму.

Действие II

Постепенно загорается свет в окне квартиры Изобретателя, который сидит у окна и пишет письмо. За его спиной траурный портрет неизвестной дамы. Всё громче звучит его внутренний монолог.
ИЗОБРЕТАТЕЛЬ (внутренний голос). Милостивый государь! Несколько лет я пользуюсь Вашим покровительством и защитой. Заслугой лет этих явилось изобретение, которое я намерен завершить в эти дни. Его воплощением я обязан Вам, пролившему на меня свою милость. Город, в котором я остановился, самый тихий из всех уголков бывшего Советского союза, никто не мешает моим экспериментам, разве что тимуровцы да бродячие коты проявят интерес к моей жизни. Докладываю: за эти дни во время эксперимента сгорел присланный вами из колледжа студент, попытавшийся развести руками соединенные части прибора. Постскриптум: прикажите прислать дополнительный ящик яблочного повидла – за время испытаний мое здоровье сильно пошатнулось.
В окне напротив загорается свет. Появляется Жена изобретателя в старой ночной сорочке.
ЖЕНА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ. Александр Георгиевич! Я волнуюсь за Вашу судьбу! Я переживаю за Ваше психическое здоровье! (Супруг не слышит ее.) Александр Георгиевич! Сашенька! Саша! (Зарыдав, убегает.)
Светает. Изобретатель поднимается из-за стола, чтобы погасить свет, и исчезает в глубине комнаты. Неожиданно во дворе включается репродуктор и из него доносится хриплое «Здравствуйте, дорогие товарищи!..». По лестнице спускается не спавшая всю ночь Даша со старой книгой в руках. Она садится на лавочку.
ДАША (читает вслух). Перед ним простиралось поле, распростершее свои крылья в незримую даль. Здесь на поле среди изнуренных, измученных работой крестьян солнце, казалось, светило откуда-то сверху, с недосягаемой высоты. Солнечные лучи окрасили всё в золотые тона, отчего на душе воцарялось спокойствие и радость. Но со временем эти чувства уступали другим, а именно: печали, грусти и щемящей сердце тоске. Будто чего-то навсегда утраченного и невозвратимого недоставало этим картинам...
Входит Мама, вычурно одетая и ярко накрашенная.
МАМА. Даша, ты здесь? Учи отрывок прозы для экзамена! Я в театрально-художественном уже договорилась. Будем поступать на актрису! (Садится на скамейку рядом с дочкой и достает из сумки мешочек из органзы с разноцветными камешками.) Сейчас положим камушки в рот и будем повторять скороговорки! (Энергично запихивает камушки Даше в рот и выхватывает из ее рук книгу.) Доченька, посмотри на картинку! Это корова, она говорит «му». Скажи правильно: «Корова».
ДАША (выплевывая камушки изо рта, передразнивает). Кавова! Кавова! Кавова!
МАМА. Повтори, говорю! Это корова, она говорит «му»!
Из окна высовывается Жена изобретателя.
ЖЕНА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ (нервно). Хватит! Не морочьте людям голову своей коровой! Шесть часов утра! Дора Самуиловна, это какое-то хамство! Хамство чистой воды! Я буду жаловаться в ЖЭС! (Исчезает.)
Даша убегает.
МАМА. Даша, Дашечка, куда же ты?..
Мама уходит искать дочь, оставив книгу на скамье. Мечтательная Даша появляется в проеме окна, садится на подоконник. Из окна напротив показывается Изобретатель.

ДУЭТ ДАШИ И ИЗОБРЕТАТЕЛЯ

1. Даша:
Каким будет он, каким будет он,
Мой сказочный принц, мой раб-миллион?
Есть хочется… Сердце влечет к нему.
За ним – во дворец, за ним – и в тюрьму.

Голос мамы (из репродуктора):
Это корова, она говорит «му»!

2. Изобретатель (из окна, отдавая честь):
Корона на нем и плащ золотой.
А может, он бедный, кривой, хромой –
Ты в люди пойдешь, вцепившись в суму.
Не надо хотеть! Живи по уму!

Голос мамы (из репродуктора):
Это корова, она говорит «му»! (2 раза)

Даша и Изобретатель покидают окна. Девочка спускается во двор и садится на скамейку. Выходит Мама с веселым розовым надувным слоном.
МАМА. Даша, Дашенька! Вот ты где! Как ты меня напугала! Глупая, я ведь хочу тебе добра!
Мама садится возле Даши, усаживая рядом слона. Входит Старик со своей плюшевой собакой.
СТАРИК. Женщины, тихо!
МАМА. Чего вам, дедушка?
СТАРИК. Добрый вечер. Как скоро у Вас зарплата?
МАМА. В шесть обещали сегодня.
СТАРИК. Что? Что вы сказали?
ДАША. Генацвале!
СТАРИК. Надо признаться, что я потерял все волосы в сексуальных баталиях. Если бы я был беспартийным, я держал бы свою покойную жену в буквальном смысле на цепи, ведь она была школьная учительница, и к ней, надо сказать требовался подход...


ДУЭТ ДАШИ И МАМЫ

1. Даша: Жена его рогатой коровою была
И молоко давала, и языком плела.
К нему прибилась телка – всему своя пора!
И старую корову прогнал он со двора.

Припев (Даша и Мама):
Ла-лай-ла-ла… (3 раза)
И старую корову прогнал он со двора.

2. Мама: Породистой собакой была его жена,
И на подушках спала – им сто рублей цена!
Но сука молодая во двор к нему пришла,
И выгнал он собаку – такие вот дела!

Припев (Даша и Мама):
Ла-лай-ла-ла… (3 раза)
И выгнал он собаку – такие вот дела!

СТАРИК (сконфуженно). Дамы, не уважаете вы старость... Женщина без мужчины – ничто.
МАМА. Дедушка, не обижайтесь! Вы такой импозантный мужчинка! Позвольте пригласить вас не белый танец. (Обращаясь к репродуктору.) Маэстро, музыку!
СТАРИК. Аты-баты, шли солдаты!
Аты-баты, на войну!
Я не ставлю вам в вину
Оскорбленное начало!
ДУЭТ МАМЫ И СТАРИКА (поют, играя с розовым надувным слоном)

1. Дедушка: Девочки – особый сорт земляники.
Им не полагается читать книги.
Видите, клумбу? Как моя голова!
На ней не растет никакая трава.
Мама: Даша умеет готовить и шить,
Если ее не продать, не купить,
Может, ее Вам хоть удочерить –
Будет Вас Даша еще и любить.

Бридж (Дедушка):
Спасибо, я сам всё умею.
Мадам, оттого не старею!

Припев (2 раза):
Мама: Мне говорили, у Вас большой –
Гладкий и розовый слон надувной.
Дедушка: Страсть – не обида, отнюдь не вина.
С пенсии Даше куплю я слона!

2. Дедушка: Дочь Ваша прелестна и беспокойна.
Ей не полагается быть пристойной!
Столько лет прожил я в совместных боях!
Крепко подкован я в женских делах!
Мама: Дашку мою не продать, не купить.
Может, меня Вам хоть удочерить?
Тапочки буду я Вам приносить,
Долго и жарко Вас буду любить.

Бридж (Дедушка).

Припев (2 раза):
Мама: Мне говорили, у Вас большой –
Гладкий и розовый слон надувной.
Дедушка: Страсть – не обида, отнюдь не вина.
Лучше уж Вам подарю я слона!

Заглушая репродуктор и увлеченность Мамы и Старика, в сопровождении ни на что не похожей музыки на сцене появляется процессия кришнаитов. На золотых носилках они вносят бога Ганешу.
СТАРИК. Сердце! Сердце!
У меня гипертония!
И при слове «культура»
Я хватаюсь за пистолет!
А ты что такое?
ГАНЕША (закуривая, выпускает дым из хобота). Я – Ганеша, китайский поэт...
МАМА (креститься). Свят-свят! Прости Господи!
Старик и Мама спасаются бегством. Даша танцует и поет с кришнаитами. Среди них она взглядом встречает Клоуна.

ПЕСНЯ ГАНЕШИ

1. Хвала Рише Раджнеши и великой Богине!
Страх и боль, беспокойство – их не будет отныне!
Осень серым огнем сожгла мне веи.
В доме Зверь заточен, а дом стареет.

Припев (с хором кришнаитов):
В этом новом году
Будет тебе полегче,
Немножко лучше, немножко легче, (2 раза)
Словно проснешься в Раю.

2. Хвала Рише Раджнеши и великой Богине!
Ложь и гнев, безразличье – их не будет отныне!
Время Кали уходит, в ужас не верят.
Память Зверь сохранит и чувство Зверя.

Припев (с хором кришнаитов).

В окне появляется Жена изобретателя с телефонной трубкой в руке.
ЖЕНА ИЗОБРЕТАТЕЛЯ (в трубку, перекрикивая кришнаитов во дворе). Алё, алё, милиция? Улица Лейтенанта Шмидта. Шумят под окнами, цирк устроили тут. Буду ждать...
Танец Ганеши и кришнаитов не кончается.

Действие III

Процессия кришнаитов уходит. В окнах напротив возникают Даша и Клоун. Клоун становится на карниз и идет к Даше.

ДУЭТ КЛОУНА И ДАШИ

1. Клоун: Всего лишь шаг – осколок неба
В далеких серых облаках.
Накормит нас, как ломоть хлеба,
Он вместо всех «увы» и «ах».

Припев:
Даша: Я так хочу шарик!
Клоун: Бери! Бери!
Даша: Хочу найти правду!
Клоун: Не лги! Не лги!
Даша: Хочу твое сердце!
Клоун: Лови! Лови!
Даша: Я так хочу в небо!
Клоун: Лети! Лети!

2. Даша: Пусть голод твой, всем на потребу,
Пройдет – прольется кровь моя.
Я снова слышу голос неба
В немых колодцах февраля.

Припев (Клоун и Даша).

3. Клоун: И ни Господь, ни мелкий бес
Здесь не судья!
Даша: Под сводами пустых небес
Умолкну я.

Припев (Клоун и Даша).

Клоун добирается до подоконника Дашиного окна и протягивает ей воздушный шарик. Девочка целует его и, взволнованная, отпускает шарик. В покрытом тюлевыми занавесками окошке между вазонами с геранью появляется Бабушка.
БАБУШКА (Клоуну). Я все слышала! Вы – молодец! Я сейчас с лестницы спущусь, и шарик девочке отнесу.
Бабушка исчезает. Ее место занимает другая бабушка, как две капли воды похожая на свою сестру.
БАБУШКА. Я готова. Только осторожно, чтобы не лопнул.
Шарик медленно опускается в широко распростертые руки Бабушки. Даша с Клоуном исчезают в проеме окна ее комнаты.

ПЕСНЯ БАБУШКИ

1. Пройдя коридор, упираетесь в стену,
А дальше – за поворот…
Звонит телефон там, в углу черно-белом,
Трясется старый комод.

Припев:
Алё, это Вы, деревянный ящик?
Алё, это Вы, телеграфный столб?..
Здравствуйте, дети, а чей это мячик?
Забыла… Две лунные фазы в лоб!

2. Я этой весной восхищалась трамваем,
Когда он идет в депо,
Звенит и цветы на ходу обрывает,
Как будто звонит в райпо.


Припев.

Входит Старик с газетой.
СТАРИК. Здравствуйте, девушка! Вы думаете, я не читаю газет и оторвался от общества? Пожалуйте! (Читает вслух.) Двенадцатого числа этого месяца в нашей деревне случилось наводнение. Река вышла из берегов и затопила ферму, и все рабочие и крестьяне поспешили уехать на автобусе в район. В опустевшей деревне остался только милиционер, приставленный охранять деревенские бани. Вдруг он увидел посреди разбушевавшейся реки человека. Несмотря на наводнение, нисколько не струсив, сержант прыгнул в стремительную реку и поплыл навстречу утопающему. Каким же было его удивление, когда он увидел в реке поросенка. За спасение жизни, пусть даже нечеловеческой, сержанта милиции наградили. (Показывает в газете фотографию сержанта с поросенком.)
БАБУШКА. Вы снова меня разыгрываете? Напрасно! Я – старая женщина и ничего не понимаю в современной жизни. Хорошая заметка, но я больше люблю читать стихи Пушкина.
СТАРИК. Я вас и не думал разыгрывать. Я здесь только потому, что вы мне очень нравитесь. Ваш голос, нежный и певучий, согревает мне душу, все перед ним кажется безнадежно серым и немым.
БАБУШКА. Но вы меня совсем не знаете…
СТАРИК. Да это и хорошо. Оставайтесь такой для меня всегда: странницей, пленницей, призраком – «девичий стан, шелками схваченный».
БАБУШКА (смеется). Нашли девицу!
СТАРИК. Девицы разные бывают. В этом вся и прелесть жизни. Порок разрушает нас. Но Боже, сколько же правды в этом разрушении! Сколько правды!
БАБУШКА (усмехнувшись). Ах, поторопитесь! Погода переменчива, случится дождь. В воздухе пахнет грозой.
Бабушка целует Старика в лоб и вручает ему шарик, затем – уходит. Старик вздыхает и идет домой. Небо становится пасмурным. На сцену выходит Бомж, который тянет за собой деревянную лошадку, верхом на которой едет беременная Убогая.

ПЕСНЯ УБОГОЙ

1. Окончился праздник хулы и безделия…
Они нас не примут, в них нет сожаления,
А осень в закате, и стынут ноги мои
В потоке холодной и мутной седой воды.
Нет света в очах в затменье усталости.
Не ладана с миррой мы просим, а жалости.
На ослике сером идем в первый снег и град,
Со мной старый плотник – ни муж, ни отец, ни брат.

Припев:
Мой сын не зачатый, мой плод не созрелый,
Спасет этот город у края Вселенной.
На крест поднимаясь, он примет распятье,
Мой сын самый лучший и самый прекрасный.

2. Слепые проходят застывшими лужами.
А вдруг нас не станет – для них это худшее.
Не будет светить им сиятельная луна –
С пронзительной песней ведет их в ночи она.
Его еще нет здесь, дороже он золота,
Но ищут другие и шансы, и поводы.
В январскую полночь родится здесь Человек –
Фантазия стольких нищих, бомжей, калек.

Припев.

Странники уходят. Несмотря на февральский вечер на небе выглядывает солнце. Сцена преображается. Внезапно включается репродуктор, из которого доносится хрип: «Белый снег, серый лед. На растрескавшейся земле…». Луч прожектора направляется на окно квартиры Изобретателя. Он в маске Ганеши сидит за чертежами изобретения, как за швейной машинкой. В комнате тихо, тикают часы. Во двор стягиваются идущие с работы соседи.

ПЕСНЯ ИЗОБРЕТАТЕЛЯ (поет, обращаясь к портрету безвестной дамы)

1. Осталось несколько минут,
А может быть, и лет.
Я завершу свое изобретение,
И вынесу его на суд.
Твой голос и потрет
Простят ли мне тогда мое творение?

Припев:
Невидимая грусть, моя печаль
Открыла двери в сумрачную даль
И в неоконченный полет
Меня зовет.
Неведомая даль – широкие крыла.
Путем невидимым она меня вела,
Ее восторженный ответ
Как твой портрет.

2. Немало в четырех стенах
Я зим похоронил,
Но будет мой полет к свече – рождением.
Я одинок в своих мечтах,
Но сердцем не остыл,
Мне хватит и металла, и терпения.

Припев.

Изобретатель выходит на улицу. Из окон домов вылетают призраки умерших соседей. Во двор спускаются Мама, Старик, бабушки-близнецы, последней выходит Жена изобретателя. Соседи расступаются, и в центре сцены оказывается радужный воздушный шар Любви, в корзине которого сидят Даша и Клоун. Этот удивительный воздушный шар создал для них Изобретатель.

ФИНАЛЬНАЯ ПЕСНЯ

1. Клоун: Так мерно дни проходят,
Недели и года.
Молчание изводит
И мыслей череда.
Даша: Но свет не гаснет тусклый
Для кошек и собак.
Мне хочется стать куклой –
Наверно, проще так.

Припев (хор соседей-призраков):
Мы рождались, умирали,
Разводились и женились…
Окон мы не разбивали –
Как же нам компактно в них.
Не хотели и не знали –
Мы к свободе не стремились
В незатейливых желаньях
Некрасивых и простых.

2. Даша: Всю ночь я слышу песню
И думаю о том,
Как выйти в поднебесье,
Которое мне дом.
Клоун: Мы можем стать свободны,
Как ветер или стих.
Как выйти нам из окон?
Мы отразились в них.

Припев (хор соседей-призраков).

Толпа соседей смыкается. Когда они снова расходятся, на сцене уже нет воздушного шара. Все обращают взгляды к небу и машут руками, прощаясь. Беспорядочно мигают окна домов, а затем все гаснут. Сцена погружается во тьму.
Занавес.

Минск, 2015 г.

Made on
Tilda